Самоизоляция тогда и сейчас: Как Пушкин сидел на карантине

Самоизоляция тогда и сейчас: Как Пушкин сидел на карантине

Самоизоляция тогда и сейчас: Как Пушкин сидел на карантине
Сейчас люди всей планеты сидят по домам, мучаются от одиночества и думают, чем бы заняться. В этой ситуации человечество оказывалось и раньше: Пушкин, например, просидел на холерном карантине три месяца в 1830 году, этот период был назван Болдинской осенью и оказался самым плодотворным в его писательской биографии. 


Приезд Пушкина в Болдино, который должен быть лишь коротким путешествием, растянулся на 3 месяца. При этом все друзья и невеста Наталья останутся в Москве и эпидемию холеры застанут там. 

Правительство попытается быстро ввести карантин, который парализует жизнь всей страны, но по факты распространение холеры не остановит. Болезнь перекинется на Петербург и Европу. Пушкин будет совершать попытки сбежать из Болдина, но они не увенчаются успехом. Так, Александр Сергеевич окажется в самоизоляцию в маленьком одноэтажном домике.

Если мы можем позволить себе наслаждаться возможностями Netflix и Youtube, то у Пушкина было всего четыре книги с английской поэзией: томики Милмана, Боулза, Уилсона и Барри Корнуолла, а еще небольшой сборник стихов Кольриджа, Шелли и Китса, второй том «Истории русского народа» Николая Полевого, упомянутая в «Барышне-крестьянке» антология афоризмов Жан-Поля и ни одной рабочей тетради.

Светское общество было далеко от Болдино, общался Пушкин только с крестьянами. Зато успел выучить их язык и наречие. Иногда Александр Сергеевич нарушал карантин и наведывался к княгине Голицыной, где и получал последний новости о карантине.

Его быт в ту пору выглядел так:

«Просыпаюсь в 7 часов, пью кофей и лежу до 3 часов. <...> недавно расписался, и уже написал пропасть. В 3 часа сажусь верхом, в 5 в ванну и потом обедаю картофелем, да грешневой кашей. До 9 часов — читаю. Вот тебе мой день, и все на одно лицо».

Вынужденный карантин нашел свое отражение и в гневных стихах Пушкина, таких как “Прощание” и “Дорожные жалобы, где он насмехается над своим вынужденным заточением и «невольным постом».

Он был заточен в деревне, пока товарищи и невеста оставались в Москве, что было крайне опасным. Смертность от холеры составляла почти ? — по сравнению с этим коронавирус выглядит словно сезонный грипп, от которого, кстати, при Пушкине тоже еще как умирали. 

Тем не менее, Пушкин призывал всех самоизолироваться еще до того, как это стало модным. Он порицал товарищей за несерьезное отношение к холере и продолжение праздной жизни.

В итоге 29 ноября одно из карантинных оцеплений открыли, и Пушкин благополучно покинул Болдино, добравшись до Москвы 5 декабря. Холера не тронула друзей и семью Александра Сергеевича, а в самом начале следующей весны они с Гончаровой сыграли свадьбу.